И.о. ректора АлтГУ С.В. Землюков рассказал агентству «Интерфакс-Сибирь», зачем Алтайскому краю нужен опорный вуз

23 марта 2016
Исполняющий обязанности ректора Алтайского государственного университета Сергей Землюков дал интервью агентству «Интерфакс-Сибирь», в котором рассказал, зачем Алтайскому краю нужен опорный вуз, сколько в действительности должно стоить качественное образование и о том, почему вуз ждет в своих стенах не всех абитуриентов.

– Сергей Валентинович, последние полгода в прессе активнее других обсуждается тема создания опорного вуза в Алтайском крае. Большинство ваших коллег все-таки в этой идее видят больше минусов, чем плюсов. Какие вы видите в этом преимущества?

– В настоящее время уже 11 вузов, получившие статус опорных, работают над своими программами, и им будут выделены средства: от 100 до 200 миллионов рублей. Эти вузы получат новый импульс, в том числе финансовый, для своего развития. Это значит, что эти вузы уже за определенный период времени в своем развитии начнут обгонять другие подобные вузы, не имеющие дополнительного финансирования.
Дело в том, что в настоящее время образование в России по своему содержанию, уровню профессорско-преподавательского состава, по традициям – одно из лучших в мире! Но для того, чтобы образование стало современным, отвечало потребностям экономики, инновационных разработок и методов образования, выпускник должен получать современные компетенции, отвечающие требованиям развития. Для этого нужны серьезные финансовые вложения. Однако у государства нет возможности поддерживать все вузы в равных долях. Поэтому государство начинает выделять вузы и поддерживать только те, у которых есть потенциал к развитию. Если говорить о региональных вузах, то они могут просто «просесть» без поддержки: на одном подушевом финансировании невозможно создать научную базу, построить общежития, оснастить новым современным учебным оборудованием. Для этого и создаются опорные университеты, чтобы на их базе получить точки роста регионального образования, а значит и региональной экономики, социальной сферы. Вот в чем преимущества опорного университета.

– Но ведь в таком случае число вузов существенно сократится...

– Понятно, что здесь Минобрнауки РФ выполняет и утилитарную функцию – сокращение общего количества вузов. Наверное, и в этом есть определенный смысл. Зачем ждать, когда вуз может прекратить свое существование в силу того, что туда не пойдут студенты? Давно предлагается провести два эксперимента: убрать у высшего образования прерогативу отсрочки военной службы и ввести дипломы не государственного образца, а дипломы вузов – как во всех странах. В этом случае у нас часть вузов вообще не будет иметь контингента – студенты туда не придут.
Понятно, что не все вузы хотели бы слияния с другими, но на самом деле эти процессы уже активно идут: в Москве, центральной части России идет объединение, потому что вузы понимают – на всех абитуриентов не хватит. А мы вынуждены признать, что количество абитуриентов сокращается, как и набор с полным возмещением затрат и бюджетный набор.
Таким образом, структура высшего образования в России приобретает зримые очертания: вузы-генераторы, для которых основное – это производство новых знаний, подготовка элиты (исследовательские и федеральные университеты). Второй сектор – это региональные опорные вузы федерального подчинения, а третий – региональные вузы, которые готовят узких специалистов для направлений, востребованных в региональной экономике и социальной сфере.

– Как скоро может появиться опорный вуз на Алтае?

– У нас уже состоялись два заседания совета ректоров, где обсуждалась тема опорных вузов. Эта работа продолжается. Совет ректоров и администрация края должны вместе решить, как скоро у нас появится опорный вуз. Всем понятно, что такой вуз нужен в Алтайском крае. Конфигурация, с которой вузы выйдут на этот конкурс, я думаю, будет в течение года определена.

– Почему ваши коллеги так критикуют эту возможность?

– Одни мотивы обусловлены опасением, что пострадает качество образования, вторые – что это подорвет существование отдельных направлений подготовки. Наверное, здесь присутствуют и личные, корпоративные мотивы: сложно принять, что не станет учреждения, имеющего историю. Это болезненный процесс. Однако нужно понять, что для системы образования в целом такой вариант лучше. Нужно просто смотреть, насколько сохранится возможность для развития учреждения, не приведет ли это к тому, что через 10 лет вуз перейдет на более низкий уровень своего существования.
Понимаете, опорный вуз – это уровень развития не отдельного вуза, а всего края. В ситуации изменений в экономике, социальной сфере мы говорим о том, что наука является наиболее привлекательным направлением для развития региона. Тот регион, который вкладывает средства в образование и науку, имеет перспективу в своем развитии – это молодежь, технологии, новые рабочие места, имидж. Если не будет хорошей подготовки специалистов, которые обладают исследовательскими компетенциями и могут реализовывать прорывные идеи, то никто не принесет инвестиции.

– В 2015 году был приостановлен прием абитуриентов в нескольких филиалах АлтГУ. Что это, по вашему мнению, – чересчур требовательные критерии Минобрнауки или упущения в работе ваших сотрудников?

– И то, и другое. Некоторые наши руководители не сориентировались в ситуации, не изменили свои подходы и действовали так же, как и 5 лет назад. Жесткость требований Рособрнадзора к филиалам предполагает четкость действий со стороны руководителей филиалов, должностных лиц, отвечающих за те или иные направления.

– И какова теперь их судьба?

– Я думаю, что мы имеем шанс сохранить два филиала в полном объеме с высшим образованием – это филиалы в Рубцовске и Славгороде, а остальные три филиала шансов на обучение по программам высшего образования на сегодняшний день не имеют. Хотя подготовка специалистов со средним специальным образованием там по-прежнему сохраняется. Но мы будем работать, чтобы восстановить подготовку с высшим образованием в нашем филиале в Бийске. Бийск для нас является перспективным городом, там необходимо вести подготовку на уровне университетского образования. Так случилось, что не отстояли мы филиал в Бийске, это наша общая недоработка, в том числе моя, несомненно. Надо было раньше заставить филиал работать в направлении создания новых образовательных программ, а мы не сделали этого. Таким образом, мы удержимся сейчас как филиал на дополнительном, среднем и профессиональном образовании, а через какое-то время накопим сил и восстановим его полностью.

– Аккредитации лишают и другие алтайские вузы. В числе последних – Алтайский экономико-юридический институт. Вы готовы к наплыву абитуриентов в 2016 году?

– Мы готовы к хорошим абитуриентам! Просто у вузов есть разные абитуриенты с разным качеством. Мы формируем своего абитуриента за счет того, что активно работаем в профильных школах и классах, летних образовательных школах. На 50% у нас уже свой абитуриент. Мы будем дальше наращивать подготовку школьников для себя. Здесь может идти речь о конкуренции профильных направлений подготовки. К примеру, у нас есть конкуренция с медицинским университетом – в части тех, кто выбирает медицину, биологию. Здесь зачастую коллеги побеждают: профессия врача в настоящее время более престижна. Но мы рады этому и ищем свои ниши, готовим свои образовательные программы, которые привлекут к нам лучших абитуриентов.

– Воспользуется ли вуз ситуацией, чтобы повысить стоимость своих услуг?

– Понимаете, у нас есть два ограничителя к повышению стоимости образовательных услуг. Первый ограничитель в приеме студентов – это качество, для нас очень важно сохранить средний балл по ЕГЭ. Мы сейчас по этому показателю первые в крае и на 5–6 месте по Сибири. Я имею в виду средний балл ЕГЭ и количество абитуриентов-олимпиадников. Увеличивать дополнительный набор за счет приема всех мы не можем, потому что нам нужно удерживать средний балл. Второй ограничитель – экономическая ситуация и уровень благосостояния жителей Алтайского края: он не позволяет нам резко повышать стоимость образовательных услуг. Вуз выполняет не только образовательную, но и социальную функцию. В целом стоимость образования, это касается и федерального финансирования, должна быть поднята как минимум в 3–4 раза, чтобы она достигла реальной стоимости и позволяла воспроизводить и профессорско-преподавательский состав, и решать социальные вопросы.

– Мы знаем, что вы очень много внимания и усилий прилагаете для того, чтобы вуз был достойно представлен на международной образовательной арене. Наверное, главным индикатором успешности этой работы является положение АлтГУ в различного рода рейтингах. Удалось вам продвинуться в этом направлении?

– Действительно, в рейтингах мы смотримся хорошо. Например, по количеству иностранных студентов за предыдущие 4 года мы вышли на лидирующие позиции по Сибири. Но в последний год мы приостановили дальнейшее увеличение приема. Это связано с тем, что мы должны в первую очередь обеспечить прием иногородних студентов из Алтайского края, а мест в общежитиях у нас ограниченное количество. Поэтому на сегодняшний день мы примерно определили, сколько нам нужно иностранных студентов, и будем действовать в этом коридоре. Как только мы введем в действие строящееся общежитие в 2017 году, то увеличим прием иностранных студентов. Надо сказать, что вуз пользуется авторитетом в центрально-азиатском образовательном пространстве. Спрос растет, поэтому мы можем зарабатывать очень хорошие средства на обучении. Тем более сейчас, когда есть такая разница курсов валют: к нам активно едут студенты из Китая, Киргизии, Таджикистана, Узбекистана. В настоящее время ежегодно мы принимаем около 190 иностранных студентов, а всего их у нас 800–900 человек. Мы сейчас приняли решение сделать упор не на количество иностранных студентов, а на академическую мобильность: чтобы больше наших преподавателей, студентов старших курсов, магистров съездили на стажировки в зарубежные вузы, а ученые из других стран приезжали к нам. Это дает возможность критично подойти к тем направлениям подготовки, которые у нас есть: мы сможем модернизировать существующие направления и внедрить свежие идеи. Это для нас приоритет на ближайшие 2–3 года.

– Хотелось бы коснуться вопроса о предстоящей вступительной кампании. Сколько бюджетных мест получит АлтГУ в этом году? Имеет ли место сокращение и, если да, то по каким направлениям?

– У нас есть определенное сокращение по числу бюджетных мест – они касаются тех специальностей, «специалистов» в которых в стране избыток: экономисты и юристы. Хотя, на самом деле, хорошего юриста и экономиста сейчас найти трудно. Это избыток формировался за счет того, что их готовили филиалы, коммерческие вузы. Мы приросли в бюджетных местах для химиков, географов, биологов, есть увеличение по информационным технологиям. К сожалению, есть сокращение по гуманитарным специальностям: историков и филологов остались единицы. Меня это беспокоит, конечно, но кроме беспокойства надо прилагать все усилия к увеличению набора на те специальности, где дают места, чтобы в целом сохранить общий бюджетный набор. Тяжелее там, куда не пойдут с полным возмещением затрат, – филологам, социологам, искусствоведам. Однако мы ищем резервы, чтобы им помогать.

– Планируете ли вы расширять число мест в дополнительном наборе?

– Нет, мы даже немного уменьшим допнабор. Это опять же связано с тем, что нужно держать средний балл по ЕГЭ. Повышать качество образования можно только на основе привлекательности вуза и будущей профессии студентов.

– Как в настоящее время функционирует созданный не так давно эндаумент-фонд? Удалось ли аккумулировать на его счету какие-либо средства? Куда они будут потрачены?

– Мы пополняем его по мере возможностей. Прошел год. Мы получили первую прибыль, которую решили отдать нашим лучшим магистрам и аспирантам для научных стажировок. Речь идет о сумме в 600 тыс. рублей. Мы объявили конкурс на зарубежную стажировку наших лучших аспирантов, магистров. Пусть они съездят, постажируются, увидят новые научные направления, послушают лекции ведущих ученых.

– Сергей Валентинович, многие связывают нынешние достижения вуза персонально с вашей личностью. Скажите, почему вам удалось сделать несколько больше, чем оказалось под силу вашим предшественникам?

– Во-первых, я выпускник АлтГУ, а это налагает высокий уровень ответственности перед сегодняшним коллективом и за те поколения, с которыми я учился. Судьба распорядилась так, что на меня возложены такие задачи, и это придает особую ответственность. Во-вторых, мне удалось поучиться, поработать в ведущих вузах России, за рубежом – это тоже опыт. Я говорю о Московском государственном университете, где я учился в аспирантуре и докторантуре, об университете в Берлине. В-третьих, это 10 лет госслужбы. Это было чрезвычайно полезно с точки зрения получения управленческих навыков, выстраивания коммуникации с органами власти. Конечно, нельзя не сказать об очень весомой поддержке со стороны администрации края и губернатора лично. Важно и то, что коллектив вуза принял меня и поддержал. Поддержка коллектива – это 50% успеха. Вот, пожалуй, и весь рецепт моего успеха, если можно так говорить.

– Вы вновь претендуете на пост ректора вуза, причем в сложное, кризисное время. Есть у вас уже видение, как будет развиваться университет под вашим руководством в течение следующих пяти лет?

– В 2015 году мы готовили программу стратегического развития университета до 2020 года. В целом мы не планируем отступать от ее основных направлений. Все силы будут сосредоточены на подготовке и создании на базе университета международного научно-образовательного центра с ориентацией на азиатский регион. Ну, и, конечно, завершение строительства общежития будет серьезным прорывом. Надо завершать начатые дела, несмотря на сложное, кризисное время.

Отдел по связям с общественностью
поделиться
Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30